Казань, Г. Камала 41, офис 417

Посмотреть на карте

+7 (843) 203-82-26

Заключение

В результате проведённого нами исследования установлено, что сущность деликтоспособности можно раскрыть только при рассмотрении её как элемента правосубъектности. Деликтоспособность показывает потенциальную юридическую возможность субъекта права к несению ответственности за противоправные поступки, совершённые им самим либо другими лицами, за которых он должен нести ответственность. Мы пришли к выводу, что в отдельных случаях возможно распространение деликтоспособности одного субъекта на правонарушения других лиц при сохранении ими самостоятельной дееспособности. Например, такую конструкцию имеет деликтоспособность публично-правовых образований и юридических лиц.

Деликтоспособность не совпадает по существу с дееспособностью и на данном основании подлежит выделению в самостоятельную теоретическую категорию, поскольку на неё оказывают влияние факторы, не изменяющие дееспособность субъекта. Наличие у субъекта всех условий дееспособности не должно означать, что он обладает полным объёмом деликтоспособности. Исходя из этого, мы считаем, что для установления способности лица нести юридическую ответственность его дееспособность вообще не должна учитываться.

По нашему мнению, деликтоспособность не должна означать, что за субъектом уже закреплены определённые обязанности по несению юридической ответственности. Это лишь потенциальная правовая и фактическая возможность субъекта претерпеть предусмотренные законом неблагоприятные последствия в случае совершения правонарушения им самим или лицами, за которых он несёт ответственность.

Мы считаем несостоятельной классификацию деликтоспособности на публично-правовую и частноправовую, поскольку правоотношения, складывающиеся по поводу установления деликтоспособности, являются публично-правовыми по своей природе, а не частноправовыми. Также мы предложили исключить из системы классификации деликтоспособности такой критерий, как особенности вины, так как в рамках неё происходит подмена понятий деликтоспособности и юридической ответственности. Вина не может выступать критерием деления деликтоспособности, потому что является условием юридической ответственности, а не деликтоспособности, и определяется в момент совершения противоправного поступка. Устанавливая деликтоспособность субъекта, мы не можем заранее определить его вину в потенциально возможном правонарушении. При исследовании классификации деликтоспособности по критерию отраслевой принадлежности мы сочли целесообразным заменить её на классификацию по критерию отраслевой самостоятельности деликтоспособности. Опираясь на данный критерий, деликтоспособность может быть поделена на собственно отраслевую и комплексную. Собственно отраслевая деликтоспособность распространяется на противоправные поступки субъекта только в рамках одной сферы правовых отношений, а комплексная носит более широкий диапазон применения и включает в себя правонарушения, совершение которых возможно в различных отраслях права.

Деликтоспособность, на наш взгляд, должна предполагать также и реальную возможность того или иного лица претерпеть предусмотренные государством неблагоприятные последствия за совершённое правонарушение. Таким образом, если у правонарушителя отсутствует реальная возможность нести ответственность, он должен считаться неделиктоспособным, при этом сохраняя полную дееспособность. Исходя из этого, мы предлагаем новый критерий для классификации деликтоспособности – фактическая возможность лица претерпеть предусмотренные законом неблагоприятные последствия в результате совершённого правонарушения. Деликтоспособность в данном случае необходимо разделять на фактическую и юридическую. Юридическая деликтоспособность представляет собой предусмотренную законом возможность при соблюдении ряда условий нести ответственность за своё поведение или за поведение других лиц. Такая деликтоспособность определяется государством в виде правовых предписаний и не зависит от других обстоятельств, кроме тех, которые прямо предусмотрены законом. Фактическая деликтоспособность является реальной возможностью лица претерпеть предусмотренные государством неблагоприятные последствия за совершённое им или иным лицом правонарушение с учётом состояния здоровья, преклонного возраста, имущественного положения и других объективных факторов, влияющих на реализацию юридической ответственности данным лицом. Эта классификация отражает действительность складывающихся правоотношений и субъективные особенности каждого конкретного лица.

Деликтоспособность любого субъекта права определяется по совокупности юридических и фактических признаков. В соответствии с ними устанавливается объём деликтоспособности, от которого в итоге зависит реализация юридической ответственности. Критерии определения деликтоспособности различны с учётом специфики субъекта права, поскольку деликтоспособность должна отражать исключительно субъективные особенности каждой конкретной категории лиц и, по нашему мнению, не может носить общий характер для всех субъектов права в целом. В одних случаях её признаки связаны с субъективными качествами лица (как состояние психики человека), в других – с законодательной конструкцией организационно-правовой формы субъекта (как у юридических лиц), в некоторых случаях – от вида юридической ответственности (как это происходит у публично-правовых образований).

Основным показателем деликтоспособности физических лиц выступает возраст. Однако мы считаем, что лицо при достижении законодательно установленного возраста деликтоспособности не обладает ею в полном объёме в силу психофизиологических особенностей. Поэтому деликтоспособность таких лиц не может считаться полной. Не меньшее значение имеет психическое состояние человека, которое влияет на его способность осознавать значение своего поведения, в том числе противоправного. Нам представляется обоснованным включение данного признака во все нормативные правовые акты, устанавливающие условия юридической ответственности. Это позволит учитывать особенность психического состояния лица при определении объёма его деликтоспособности и будет служить обстоятельством для её ограничения. В частности, соответствующее положение не получило отражения в КоАП РФ.

Мы считаем необходимым добавить ещё одно основание, ограничивающее деликтоспособность физического лица – это его фактическое состояние здоровья, поскольку негативные изменения в нём способны существенно повлиять на способность гражданина нести ответственность в случае совершения правонарушения. В данной ситуации наложение санкций со стороны государства теряет всякий смысл.

Указанные признаки (возраст и физическое состояние человека) не должны рассматриваться как единственные при установлении деликтоспособности физического лица. Так, мы предлагаем выделение такого свойства, как имущественная состоятельность гражданина, поскольку большое количество предусмотренных мер ответственности носят материальный характер (например, уплата штрафа, взыскание недоимки, возмещение ущерба). Неопределённость имущественного признака деликтоспособности позволяет большинству субъектов вступать во многие отношения без каких-либо гарантий своей возможной ответственности. В соответствии с этим, в действующее законодательство необходимо добавить положения об имущественном признаке деликтоспособности у физических лиц со специальным правовым статусом. Прежде всего, мы предлагаем внести данные поправки в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» в части деликтоспособности адвоката и в гражданское законодательство в части установления минимального имущественного порога для лиц со статусом индивидуального предпринимателя.

Мы пришли к выводу, что, исходя из занимаемого социального или профессионального положения, а также наличия повышенного риска, должны устанавливаться дополнительные требования к деликтоспособности гражданина. При рассмотрении специальных видов деликтоспособности физических лиц мы предлагаем учитывать такие дополнительные признаки деликтоспособности, как гражданство, пребывание на военной службе, семейный и должностной статусы. Немаловажным признаком при установлении деликтоспособности физического лица мы считаем его половую принадлежность. Несмотря на законодательно закреплённый запрет дискриминации субъектов по половому признаку, тем не менее, этот критерий оказывает определённое влияние на объём деликтоспособности. Юридически ни один нормативный правовой акт не ограничивает деликтоспособность субъектов по указанным нами дополнительным признакам, но фактическое привлечение их к ответственности ввиду указанных обстоятельств не представляется возможным. Установление в законодательстве этих признаков деликтоспособности легализует освобождение отдельных категорий физических лиц от обязанности претерпеть определённые меры ответственности, которое активно применяется на практике.

Наличие правового иммунитета также сказывается на деликтоспособности отдельных субъектов права. Однако мы считаем, что установление иммунитета в одной области правоотношений не должно означать его распространение на другую сферу общественных отношений, поскольку цель любого иммунитета состоит лишь в том, чтобы предотвратить необоснованные процессуальные действия в отношении лица со специальным статусом. В случае злоупотребления иммунитетом, когда его действие расширяется до границ любых противоправных поступков, компетентным органам необходимо рассматривать вопрос об ограничении сферы применения иммунитета либо о его снятии. Поэтому законодательное установление иммунитета должно сопровождаться соответствующей нормой о возможности его прекращения как по факту совершения отдельных правонарушений, так и в случае явного злоупотребления им.

Рассматривая деликтоспособность юридических лиц, мы пришли к выводу, что на неё не оказывает влияние такая категория, как волеспособность, потому что коллективные субъекты не могут обладать собственной волей. Мы предлагаем понимать под деликтоспособностью юридических лиц способность самостоятельно претерпевать меры ответственности за противоправные поступки, совершённые её представителями для достижения корпоративных целей. При этом данная способность зависит от конструкции организационно-правовой формы, которая определяет все остальные признаки деликтоспособности юридических лиц. Одним из них выступает имущественная состоятельность, что выражается в законодательном закреплении минимального размера уставного капитала для некоторых видов организаций. Немаловажным признаком деликтоспособности юридического лица, по нашему мнению,  выступает также возможность особого влияния на его деятельность другой организации в силу преобладающего участия в уставном капитале либо в соответствии с заключённым между ними договором.

Законодательно все организации, невзирая на различия в характере и объёме их правоспособности, по общему правилу имеют равный объём деликтоспособности. Однако, по нашему мнению, это не должно означать установление общего знаменателя для всех юридических лиц. В некоторых случаях вполне целесообразно распространение деликтоспособности учредителя на деятельность юридического лица, особенно когда существование компании социально значимо. Поэтому мы придерживаемся мнения, что деликтоспособность юридических лиц и их учредителей должна носить взаимный характер: учредитель способен претерпеть меры ответственности за некоторые правонарушения созданного им юридического лица, а организация должна иметь возможность отвечать за отдельные правонарушения учредителя. Кроме того, юридические лица со специальной правоспособностью должны обладать и соответствующей специальной деликтоспособностью, поскольку требования к их правосубъектности со стороны государства и общества увеличиваются.

Правовая природа деликтоспособности публично-правовых образований всегда зависела от двойственности их правового статуса: они устанавливают критерии деликтоспособности различных субъектов права, в том числе определяют объём своей деликтоспособности. Исходя из того, что мы оцениваем поступки публично-правовых образований исключительно по действиям их официальных представителей, то под деликтоспособностью данных субъектов следует понимать юридическую и фактическую возможность нести ответственность за деятельность собственных органов, должностных и юридических лиц. При этом деликтоспособность должна распространяться на любое поведение его официальных представителей при осуществлении ими вверенных прав, даже если эти лица вышли за пределы предоставленных им полномочий.

Немаловажным является вывод о том, что деликтоспособность государства не может распространяться на деятельность частных лиц, даже в случае, когда те действовали в интересах данного государства.  Поскольку в непризнанных государствах имеются все атрибуты конституционности установленной власти и действующей правовой системы, мы рассматриваем их как лиц, наделённых соответствующей деликтоспособностью. По нашему мнению, деликтоспособность публично-правовых образований не может совпадать по объёму с деликтоспособностью других лиц. Она носит ограниченный характер и подвержена влиянию ряда правовых барьеров, под которыми можно рассматривать конструкции организационно-правовых форм государственных юридических лиц, правовые иммунитеты на имущество и отдельных должностных лиц. В некоторых случаях деликтоспособность данной категории субъектов отсутствует вовсе. Мы считаем, что существование таких законодательно закреплённых ограничений в деликтоспособности государства должно иметь рациональное обоснование и чёткий механизм применения, исключающий возможность злоупотребления иммунитетами.

Не нашли нужную информацию?
Оставьте телефон. Мы перезвоним и проконсультируем Вас бесплатно.