Казань, Г. Камала 41, офис 417

Посмотреть на карте

+7 (843) 203-82-26

Правореализация в условиях сближения международного и внутригосударственного права: компаративистский анализ (Казань, 26-28 ноября 2010 г., Казанский (Приволжский) федеральный университет. Материалы V Международной научно-практической конференции.

Казанский (Приволжский) федеральный университет. Материалы V Международной научно-практической конференции, Казань, 26-28 ноября 2010 г.


Гатин А.А.

Gatin A.A.

Академия Управления «ТИСБИ», аспирант

Academy of Management “TISBI”, graduate student

Процессуально-правовые подходы к установлению объектов оспаривания по делам, возникающим из публичных правоотношений

Procedural legal features of object of complaints on actions (divergence) of authorities

Representatives of the Supreme judicial authority of the Russian Federation have defined objects of complaints on actions (divergence) of authorities. We have established, that the used approaches contradict opinion of scientific community and contradict the law. In this report we offer new approaches to understanding of objects of complaints on actions (divergence) of authorities.

Объектами публичного производства, регламентированного главами 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и 24 Арбитражного процессуального кодекса России, являются решения, действия и бездействия государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Поскольку в действующем законодательстве, а также в руководящих постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации[1] отсутствует чёткое разграничение категорий «решение» и «действие», мы предлагаем собственное их определение как объектов оспаривания в рамках публичного судопроизводства. Под решением, на наш взгляд, целесообразно понимать акт органа государственной власти, местного самоуправления, иного органа, должностного лица, государственного или муниципального служащего и приравненного к ним по статусу лица, принятый единолично или коллегиально, содержащий властное волеизъявление, порождающий правовые последствия для конкретных граждан и организаций. Действие – это властное волеизъявление названных органов и лиц, которое реализовано или реализуется в виде активного поведения в отношении гражданина или организации. Таким образом, действие – это исполненное или исполняемое решение государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, должностного лица, государственного и муниципального служащего.

Мы считаем необходимым внесение редакций в Закон Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"[2] и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. №2 в целях устранения двойного терминологического смысла используемых категорий и гармонизации с действующим процессуальным законодательством.

Ненормативный правовой акт, по нашему мнению, – это форма закрепления решения государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа, должностного лица или государственного (муниципального) служащего. Такой вывод мы сделали потому, что убеждены в соотношении категорий «ненормативный правовой акт» и «решение» как формы и содержания. Поэтому мы считаем необходимым изъятие из действующего арбитражно-процессуального законодательства категории «ненормативный правовой акт» как объект оспаривания в рамках публичного судопроизводства, поскольку он фактически может выступать лишь как средство доказывания при установлении сущности принятого решения.

Письма органов власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих так же должны пониматься в качестве средств доказывания, если содержат не соответствующие законодательству решения или являются основанием для незаконных действий (бездействия) со стороны представителей власти. Мы особо подчёркиваем, что оспариванию может подлежать любой акт публичной власти, независимо от его наименования, если он закрепил собой решение, которое противоречит действующему законодательству, создаёт препятствия для реализации прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, незаконно возлагает на них обязанности либо привлекает к юридической ответственности.

Не случайна, на наш взгляд, указанная неоднозначность позиций судебных инстанций относительно правовой природы оспариваемых писем. При этом мы согласны с положением о том, что некоторые письма не могут рассматриваться как формы выражения решений органов власти в силу того обстоятельства, что не содержат в себе властных волеизъявлений. Напротив, если подобное письмо является актом публичной власти, содержащееся в нём решение может быть объектом оспаривания в суде. Следует особо отметить, что название документа, оформившего такое решение представителя власти, не должно никоим образом влиять на право граждан и организаций по обращению за судебной защитой.


[1] См., например: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2009. - N 4.

[2] Закон РФ от 27.04.1993 N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" // Российская газета. - N 89. – 1993



Вернуться к списку


Не нашли нужную информацию?
Оставьте телефон. Мы перезвоним и проконсультируем Вас бесплатно.
Нажав на кнопку "Записаться", Вы даёте своё согласие на обработку персональных данных в соответствии с Политикой обработки